100-летию социодрамы,

а также МОРЕНО-ФЕСТИВАЛЮ,

любимому детищу,

посвящается

 Roman Solotowizki

 MORENOINSTITUT  MOSKAUHEIDELBERG

 Аннотация

Технологии качественных измерений и групповой динамики на научной основе есть только в социометрии Я.Л.Море¢но (1889-1974), однако наслоения и искажению скрывают от нас истинные смысл и классическую методику, которую заложил в нее ее создатель. Как создатель психодрамы Морено известен намного больше – как и сама психодрама. Но из-за незнания классической социометрии современные психодраматисты используют лишь половину этого замечательного метода. К тому же Морено первым начал работать как психо и социотерапевт в группах и на уровне больших сообществ – корпораций, поселений, регионов. В этой брошюре представлены методы качественной диагностики отношений в группе, в том числе, если у участников проблемы на работе, в организации, в семье, а также между партнерами – как по жизни, так и по бизнесу.

     Брошюра содержит техники и партитуры работы с групповой динамикой и диагностикой группы, определение, теорию и историю социодрамы как метода действия, от которого отпочковалась психодрама, прикладные аспекты социометрии и социодрамы, теория качественного анализа в группе, обзор областей применения социодрамы.

Благодарности

Пользуясь случаем, хочу поблагодарить всех, кто занимался продвижением социометрии и социодрамы в России, в особенности бессменного организатора Морено-Фестиваля Владимира Ромека с 2001 года, организатора нашей Школы социодрамы под крышей театра Анатолия Васильева в 2003-2007 годах Ирину Попову а также преподавателей Британской ассоциации психодрамы и социодрамы Рона Винера и Френсиса Баттена (ныне покойного); издателя журналов факультета психологии МГУ, издавшего мою книгу «Социодрама и социометрия» в 2012 году Александра Лидерса. Добавим, что в созданной мною Школе социодрамы Роном Винером было сертифицировано (кроме меня) первых 8 человек: Дарья Цыбульская, Екатерина Джабар-Заде, Ирина Попова, Леонид Богданов, Юлиана Ляхова, Екатерина Киктева, Елизавета Зеленер, Гузель Ахметова.

ПОНИМАТЬ МОРЕНО

100-летию социодрамы,
а также МОРЕНО-ФЕСТИВАЛЮ,
любимому детищу,
посвящается

 Содержание

Вводное слово автора

Глава 1. Понять Морено

1.1 Преимущества двух методов социометрической диагностики Рона Винера и Романа Золотовицкого

1.2 Метод быстрой социометрии Рона Винера. Партитура

1.3 Метод качественной социометрической диагностики

1.4 Партитура качественного социометрического измерения (диагностики) с комментариями для ведущего

1.5 Структура времени сессии и ее задачи

1.6 Компендиум социометрической стратегии терапевтической сессии

1.7 Социодрама

1.8 Сохранение события

      • Социометрические тезисы и постулаты

1.10 Социальный атом

1.11 Чем она групповая – групповая психотерапия? Пример социопсиходрамы семьи

1.12 Как люди вообще попадают на психодраму? Что может измениться?

1.13 Так будут ли у психодраматистов «хлеб и слава»?

Приложение 1. Афиша (пример) открытого социометрического навигационного мероприятия, например однодневного фестиваля «Одно касание» или «Театр отношений»

Глава 2. Что дает социометрия психодраме, 2001 г.

Глава 3. О нашей социометрии в нашей психодраме. Репортаж из психодраматической группы, 2013 г.

Глава 4. Шкала остроты в отношениях

4.1 Преимущества качественных и диалогических инструментов

4.2 Методология социометрического измерения

4.3 Техника измерения

4.4 Медиация после измерения

4.5 Измерение в группе и в организации

Глава 5. Социодрама как метод действия. История и определение

5.1 Пролог. Рождение метода.

5.2 Как действует социодрама? Социальная драма и социодрама: туда и обратно

5.3 Социодрама: «Вдох» и «Выдох» – Встреча

5.4 Чем же социодрама отличается от психодрамы?

5.5 Групповая психотерапия: группа как плацента. Преобразование существующего сообщества в терапевтичное

5.6 Социодрама семьи и партнеров: различия с психодрамой

5.7 Социодрама как Встреча. Границы

5.8 Социодрама: структуры и функции

5.9 Игровая дифференциация в социодраме. Пример ЛГБТ

5.10 Партитура социодрамы

5.11 Партитура социометрической игры «Пустой парк»

5.12 Шкала участия-разогрева участника социодрамы

5.13 Художественная основа метода социодрамы

5.14 18 признаков социодрамы

5.15 Социодрама диалога

5.16 Зачем нужна Сеть событий? или Как психодраматисту развивать свою социальную     сеть

5.17 Техника «Одно касание»

Глава 6. Области применения социодрамы и социометрии

6.1 Бизнес-тренинг и тренинг в самых разных сферах, организационное консультирование

6.2 Психологическое и семейное консультирование

6.3 Театр отношений

6.4 Кросс-культурная социодрама, социодраматургия работа с конфликтом. Медиация

6.5 Учебный корпоративный театр и его сеть, включая наставничество. Корпоративные события (развивающие праздники)

6.6 Тренинг креативности и спонтанности

6.7 Театр переговоров и продвижения. Маркетинг и реклама

6.8 Личная эффективность и лидерство. Коучинг

6.9 Социодрама в работе школьного, дошкольного и вузовского психолога

6.10 Проблемы аутизма: Терапевтическая и организационная работа

6.11 Пример социодрамы в макромасштабе в инклюзивной школе. Акция «Здравствуй!»

Приложение 1. Тренинг «Управление событиями: от периферии к центру»

Глава 7. Ночью все кошки серы. Сценарий

Список литературы

Приложение 2. Учебный план по групповой психотерапии и социометрии. Тест и вопросы для обсуждения

Приложение 3. Организационный театр

 

Вводное слово автора

Я написал толстую книгу (здесь бы поставить смайлик от излишней серьезности), подводящую итог 30-летней деятельности в профессии организационного консультанта, и назвал ее «Лояльность или компетентность: друзья или враги?». Она скоро выйдет из печати. Ясное дело, что речь идет о применении социометрии и социодрамы в организациях и на тренингах[1]. Но, как говорил Морено, всегда есть огромная разница между «рассказывать» и «показывать». Нет, в статьях, книгах и докладах, как я убедился, это невозможно. В качестве одного из способов показывать я придумал формат «кейс-пьесы», и их предостаточно в толстой книге. Это художественный формат, где прямой речью передается событие, это самый адекватный способ описания метода, не заменяющий, конечно, личного участия. В России этот формат был схвачен, его теперь изучат студенты и пробуют тренеры (иногда даже путают со сторителлингом). Но мало кто понимает, что это – часть живой системы Морено. Ведь сердце его психодраматической системы – Событие или Встреча (первое более понятно в русском языке, особенно если так – «Со-бытие»). Может быть, поэтому немецкие психодраматисты (за редким исключением) пока не поняли…

И вот я решил вынести из толстой книги живое сердце практики и сделать маленькую брошюру халявного типа (не в смысле халтуры, а как во времена Достоевского называли неброскую книжицу, которую носили везде с собой в сапоге). Хэнд-бук, в общем. Дело-то в том, что в силу образности и театральности метода Морено устанавливать связь, соответствие между его теорией и конкретными действиями и событиями на той или иной сцене крайне сложно. Морено-фестиваль стал буйством практики, пока еще слабо осмысленной. Похоже, и мои пламенные выступления и мастер-классы на МФ не легли пока ни на какую почву.

Честно говоря, не жалею о многочисленных бесплодных попытках донести практический смысл теорий Морено на всех конференциях. Каждый, кто пытался, испытал что-то вроде Иерусалимского синдрома: «Наконец-то я, именно я понял!». Да только «Батька-жила секрета не сказывал, помер, а не сказал!» (это из фильма «Андрей Рублев»). Не оставил Морено точных партитур своих терапевтических сессий. Да и все равно по партитурам не поняли бы мы главного – почему он поступал именно так, а не иначе, по какой драматической логике шло действие[2]?

Да, я кое-что понял. И с 2005 года уже активно применяю многое из того, что описано в этой книжечке. Но сложилось все в какую-то цельную картину совсем недавно. Инструменты предназначены для работы с отношениями – как в терапевтическом процессе, так и при организационном консультировании; как в группе, так и в открытом общественном пространстве, в тренинге; как при мотивации на собственное развитие участника, так и на развитие группы или организации. Есть инструмент специально для работы с парами – как семейными, так и партнерскими – «Шкала остроты отношений». Собственно, вокруг практических «фишек» (как теперь принято называть приемы работы) и строится краткое изложение моего понимания теории Морено в части применения социометрии в психодраме и в консультировании.

Развитие психодрамы в России не могло быть ровным и поступательным, и тут активно влияет сразу много факторов:

  1. Изначально в России сильно развит «театральный инстинкт» (как назвал это Николай Евреинов[3]), дающий, с одной стороны, мощный запрос на метод действия, а с другой – смещающий психодраму к «театру одного актера», будь то протагонист, избранный количественной процедурой, но не несущий групповую тему, или ведущий, который увлекся режиссурой. Коротко говоря, еще и врожденная художественность может мешать нам использовать свою спонтанность на сцене жизненных отношений – сбиваемся с полезного на красивое… В этой сложности и субъективности найти путь может помочь только Мера общения – это прямой и точный перевод на русский слова «социометрия».
  2. Энергетика русскоязычной группы очень сильна (и я могу сравнить, например, с немецкой), даже при полном молчании группы (например, после начала работы ведущего с протагонистом) она влияет, и часто мы не знаем как, потому что о социометрии после голосования за протагониста вообще забывают. Да и голосование Морено называл «количественным извращением» социометрии. В этой книге предлагается качественная социометрия
  3. Энергетикой группы можно управлять только с помощью социометрии в движении, то есть в социодраме, которая вырастает из динамики выборов темы (а не выбора человека!). Энергетика должна подчиняться не притяжению и отталкиванию людей, а социодинамике ролей, то есть тому, что сближает темы либо разделяет их, и это любая группа должна ясно видеть. Видеть и вырастание из темы в проблему, и из проблемы в сцену, в которой может работать вся группа. Этот цикл, описанный в данной брошюре, и есть самый корректный и классический вход в психодраму. При этом, напомню, социометрия продолжается уже во время психодрамы как отношения ролей, которые играет группа и ее протагонисты
  4. Из трех фаз классической психодрамы – разогрева, действия и сохранения – именно разогрев у нас не только определяет энергетику всей сессии, но и напрямую создает статус и репутацию ведущего. Так сложилось, что ведущий котируется по взвинченной энергетике, по слезе и комку в горле протагониста, или как «сильная личность» у руля, или спасатель (а то и спаситель) – ни одна из этих ролей не лишняя в психодраме. Но вольно или невольно превалируют зрелищные котировки, да плюс еще режиссерский уклон, подавляющий спонтанность протагониста. Социометрия понимает разогрев как индивидуальный спонтанный выбор и собственный креативный порыв к своей теме – когда все помогают друг другу в проводящей среде, созданной ведущим. Но часто, к сожалению, эти разогревы либо ведут в никуда, либо застревают в действии, и до третьей фазы доходят лишь сцены протагониста, понимаемые только ведущим (часто анализируемые им), – тогда уже и сохранять группе нечего… Но терапевт остается «держателем тайны исцеления»
  5. Все это находится в несовместимом противоречии с принципом истинно групповой психотерапии, сформулированном ее создателем Морено: «ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЙ ПРИНЦИП ГРУППОВОЙ ПСИХОТЕРАПИИ СОСТОИТ В ТОМ, ЧТО КАЖДЫЙ ИНДИВИД – А НЕ ТОЛЬКО ТЕРАПЕВТ – МОЖЕТ ВОЗДЕЙСТВОВАТЬ НА ДРУГОГО ИНДИВИДА В КАЧЕСТВЕ ТЕРАПЕВТИЧЕСКОГО АГЕНТА, ЛЮБАЯ ГРУППА – В КАЧЕСТВЕ ТЕРАПЕВТИЧЕСКОГО АГЕНТА НА ДРУГУЮ ГРУППУ». Это значит, что ведущий старается не стоять над группой, а употребляет свою психотерапевтическую власть для такого развития общения, отношений и социальной самоорганизации группы, чтобы спонтанность и проводимость чувств вырастали в темы, и когда они выходят на сцену – сами! – чтобы группа управляла этим процессом. Тогда каждый активно участвует в течение всего действия, и не только из сопереживания, а потому, что все это время видит свою тему и потом сохраняет свою работу вместе с сохранением опыта работы других.
  6. Российская психодрама как социальная, политическая и экономическая система оказалась много важнее для нашего общества, чем любое другое направление в психотерапии. Среди многих причин на первом месте то, что эта психотерапия групповая, но, к сожалению, ее групповая природа не понята и не используется, как и методология Морено. Мало используют не менее чем половину метода и потому, что ее, эту половину, не знают.
  7. Российская психодрама, как и психодраматические сообщества других стран, не сумела преодолеть раскол между психологическим и социальным. Морено писал, что наша реальность образуется в синтезе социометрической матрицы и внешности наших отношений. В этой брошюре я даю обзор применения методов Морено в более широком контексте, чем психологическая терапия и консультирование. Я стремился показать, как тесно связаны «старшая сестра» – социодрама с «младшей сестрой» – психодрамой. Скажу больше, и в маленькой книге, и в большой я максимально старался описывать все представленные кейсы как единое – и психологическое, и социальное – целое, приводить примеры того, как социатрия (социальная терапия по Морено) сливается с психотерапией, не пользуясь при этом традиционным форматом индивидуального обращения. Конечно, печальную роль тут играет и тотальное невежество, и незнакомство с доселе «неизвестной» книгой[4], которую, к сожалению, несмотря на все мои старания как научного редактора издания не читал почти ни один отечественный психодраматист.

Россия – совершенно особое место и особая эпоха в развитии мировой психодрамы. Как и в области театра, российская психодрама дает немало ярких и самостоятельно мыслящих ведущих, развивающих общий процесс. Однако их могло бы быть больше, если бы люди с сильной спонтанностью и креативностью не вымывались бы из групп явлениями фрустрации начинающего ведущего.

            Не так уж далеко от Москвы процветает «вольница» Морено-фестиваля и я, коренной москвич, пишу эти строки со светлой надеждой увидеть, как спонтанность и креативность этого замечательного ежегодного праздника превратится в систематическую школу или в общину «свободных землепашцев» – в лучших традициях донского казачества.

[1] См. также и давние книги: Золотовицкий Р.А. Организационная арттерапия. Социодрама и социометрия в работе с организациями. – М.: Морено-Институт, 2003; Золотовицкий Р. Социодрама и социометрия. Изд. МГУ, 2012. – 200 с. А также список литературы в конце книги.

[2] И сейчас, наблюдая за работой мастеров, непосредственно учившихся у Морено, например Марши Карп, мы верим ее интуицию, понимаем, что результат есть, но не знаем, как она пришла к нему.

[3] Евреинов Н. Демон театральности, 2002.

[4] Морено Я. Л. Социометрия: Экспериментальный метод и наука об обществе. – М. : Академический проект, 2001 и 2004.